ДАТА В ИГРЕ:
01.09.2005 — 31.12.2005

SHELTER ME

Объявление

SHELTER'S QUOTE
NeWs
► Открыты квесты Провал в Изнанку, подробности и гайд для игроков здесь. Не забудьте посетить тему Побочные эффекты и создать пост в личном деле!

acTivists
besT EPisOde
170
10
000
5
-
10
000
12
000
10
                               

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHELTER ME » Зачисленные » gabriel rais, 26 y.o.


gabriel rais, 26 y.o.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s7.uploads.ru/9fxnP.jpg

GABRIEL RAIS
ГАБРИЭЛ РАЙС

хатаке какаши [наруто] — hatake kakashi [naruto]


Cокращения: Габ, Габи (сокращения не любит, предпочитает полное имя);
Дата рождения: 9.09.1978, 26 лет;
Прибытие в приют: 20.07.2005;
Бывшая банда: —;
Должность: преподаватель истории, приступит к обязанностям в следующем учебном году.
Ориентация: гетеро с очень большой склонностью к асексуальности.

Рост/вес: 186/80
Цвет глаз/волос: серые/блондин, красится в пепельный
Внешний вид: обладает довольно аристократичными чертами лица, из-за чего всегда привлекал к себе внимание. Будучи подростком, отращивал волосы по плечи или ниже, но в какой-то момент обрезал их и начал краситься в пепельный. На левом глазу есть шрам, оставшийся еще с детства после неудачного спарринга с товарищем в стрельбе из лука.

БИОГРАФИЯ
❝Вся моя биография — с детства и до сих пор — слишком похожа на багажник автомобиля, забитый старым грязным бельем. Любой тряпки оттуда достаточно, чтобы упрятать меня в психушку❞

Цена в этом мире есть у всего, и он всегда соберет свою плату. Беспощадное и несгибаемое колесо судьбы постоянно крутится, невзирая на хрусты перемалываемых в пыль костей. Сломанная жизнь одного – достаточная плата за счастливую другого? Кто устанавливает правила? Многие мечтают родиться в известной семье, прогрызая себе путь наверх, заливая лестницу в небо кровью. Они не знают, что практически любой объект их громогласной зависти без раздумий поменяется с ними местами, дай ему мир такую возможность. Но возможности нет, а потому есть множественные часы тишины и молчания, когда твой внутренний мир ничего не значит для общественных рамок. Кому-то везет больше, кому-то – меньше, никто не знает, что творится за закрытыми дверьми огромных поместий.
Детство Габриэла не было адом. Эмилия искренне заботилась о состоянии сына, заботливо трепля его по волосам перед сном. Рэймонд, хоть и был строг и непреклонен в вопросах образования и воспитания сына, оказался прекрасным товарищем в домашних футбольных матчах и очень любил фирменный черничный пирог Эмилии. Каждые выходные семья собиралась вместе за большим дубовым столом в светлой и просторной столовой, чтобы обсудить новости и выслушать каждого. Детские, а потом и юношеские проблемы Габриэла занимали далеко не последнее место в этих беседах.
С детства мальчик рос, видя в отце пример для подражания. Статный и уверенный в себе Рэймонд был той самой каменной скалой для своей семьи. К сожалению, время, проведенное им дома, исчислялось в минутах, но тем ценнее они были. Старший Райс дневал и ночевал на работе, продумывая варианты смещения консервативной партии. Иногда он появлялся на пороге утром, все еще собранный и серьезный, несмотря на бессонные несколько суток. Он не ложился спать, нет, чтобы, проспав пару часов, вновь отправиться в штаб – он обнимал Габриэла, целовал жену и помогал той готовить семейный ужин. Должно быть, именно эти детские воспоминания так сильно повлияли на характер будущего главы семьи. Отец был всем: в его руках была сосредоточена серьезная власть, созданная им звукозаписывающая студия процветала, шкаф ломился от костюмов, а руки были теплыми.
Габриэл хорошо учился, впитывая знания словно губка, прекрасно зная, что в будущем он должен быть образованным, умеющим поддержать беседу на абсолютно любую тему: от причин падения евро до феминистской литературы. Учителя наперебой хвалили мальчика, отец улыбался, и Габриэл был счастлив. Хорошо ему давались и спортивные секции: к десяти годам он вполне неплохо играл в баскетбол и имел несколько разрядов по стрельбе из лука. Книги и учеба заменяли ему прогулки с одноклассниками, а отец – друзей старше по возрасту. Райс мог бы вырасти идеальным сыном идеального отца, если бы в какой-то момент что-то не пошло не так.

«Приватизация, подушный налог – что дальше?» - раздражение Рэймонда не заметить невооруженным взглядом. Со стороны мужчина лишь наливает себе воды, только пальцы сжимают стенки бокала чуть сильнее, чем следовало бы.
- Не злись, пап. Ты же говорил, что ее влияние неуклонно падает, - голос Габриэла миролюбив – он хочет внушить отцу то же спокойствие, каким тот всегда успокаивает его.
Рэймонд удивленно моргает, поднимая на сына взгляд карих глаз.
- Я, что, сказал это вслух?


- Она заняла первое место! Снова! – голос Рэймонда из-за дубовой двери глух, и раздражение в нем уже ничем не прикрыто. – Эти люди вообще задумываются о том, какое будущее их ждет, если ее политика продолжится? У нее не осталось сторонников, но каким-то чудом первое место!
- Это всего лишь первый тур, - Габриэл почти видит, как тонкая рука Эмилии успокаивающим жестом ложится на плечо мужа. – Завтрашний ужин пройдет великолепно, Мейджор выиграет.
- Мейджор не лейборист, - уже тише ворчит отец, но вздыхает и, очевидно, откидывается на спинку скрипнувшей кровати.


Тот ужин действительно прошел великолепно. Габриэла представляли многим известным политическим фигурам, чья совместная работа, при удаче, была залогом будущего всей Великобритании. Габриэл сжимал в кулаки руки и искренне надеялся, что сильные мира сего сумеют договориться, ведь этого так сильно хотел отец. Удивление было написано отчетливо на лицах Эмилии и Рэймонда Райс, когда один за другим, ранее ссорившиеся, политики пожимали друг другу руки, выражая согласие выступить единым фронтом против Тэтчер. Неважно, кто выиграет, главное – не она.
Вечером позднее Рэймонд открыл двухсотлетний виски, Эмилия счастливо смеялась, а 12-летний Габриэл светился от осознания, что отец одержал такую важную стратегическую победу.
А через несколько дней в обед дверной звонок прорезал тишину. Незваные гости совершили невозможное: застали главу семейства дома в будний день. Будучи умным человеком, Рэймонд Райс, пусть и не сразу, но сложил два и два, подписав бумаги о зачислении сына в школу для детей с необычными способностями.

Рассматривая большое кирпичное здание – дом Габриэла на следующие несколько лет – Рэймонд приседает, оказываясь одного роста со своим сыном и заглядывая тому в глаза. Габриэл испуган, потерян, но не позволяет ни одной «слабой» эмоции взять над собой верх, просочиться на лицо, где ее мог бы увидеть отец.
- Габи, - детское, ласковое прозвище, - мы с твоей мамой любим тебя, каким бы ты ни был. Твои силы – это дар, который может помочь тебе. Он уже помог всей Великобритании, - старший Райс улыбается. – Пообещай мне, что научишься управлять им, научишься контролировать его, но вместе с тем, что никогда больше не используешь его, слепо подавляя волю других людей – они заслуживают свободы.


Изменившиеся в какое-то жалкое мгновение условия выбили из-под ног мальчика всю почву. Выходит, детские сказки могут быть правдой? Может, где-то существуют эльфы? Реален ли Хогвартс? Любознательность Райса не дала ему уйти с головой в испуг, пошатнувший привычный уклад жизни. Он присматривался к детям, таким же, как он, преподавателям, которые вроде бы были достаточно дружелюбны, и вскоре пришел к выводу, что не так важно, какая школа: обычная или нет -, если в ней есть библиотека. Именно там Габриэл предпочитал проводить свободное время, изучая все, до чего мог дотянуться. Стрельбу из лука, правда, пришлось отложить, поместив на ее место обращение со способностями.
Чарльз Вуд – сын одного из потомственных графов и Лили Мэй – дочь банкира. Первые люди, которых Габриэл мог без преувеличения назвать своими друзьями. К 17 годам Райс уже контролировал свою телепатию за редким исключением сильного всплеска эмоций. Вторая обнаруженная способность давалась не так легко, но юноша упорно сжимал зубы и отрабатывал «поглощение», рискуя периодически остаться без волос. Рэймонд и Эмилия Райс появлялись на пороге школы каждые выходные, навещая успевавшего соскучиться сына. Габриэл мог рассказывать о своих успехах в учебе, отец – о двигавшейся к большинству голосов партии, а мама улыбалась, глядя на них. В целом, жизнь, несомненно, стала сложнее для Габриэла Райса, но он старался искать и находил в ней плюсы. С Чарльзом было приятно валяться на крыше здания под солнечными лучами, щуриться и обсуждать недавно найденные в книгах факты. Иногда друг рассказывал о своей семье (к нему родня приезжала не так часто), но в основном говорил Габриэл, словно желая высказаться за все 17 лет, проведенные одному.
Даже сейчас, как бы он ни хотел забыть, Райс помнит теплые и мягкие губы Лили, какими они были в тот день, когда, набравшись храбрости, Габриэл поцеловал девушку и не встретил сопротивления. Напротив, Мэй улыбалась, а потом всегда брала юношу за руку, когда они вместе передвигались по коридорам. Сейчас Габриэл также помнит прожигающий спину взгляд Чарльза, но тогда, ослепленный новым чувством, он продолжал делиться с другом всем.

- Габи, - Чарльз тянется, словно кот, подминая под себя подушку, - долго ты еще будешь обманывать сам себя?
- В смысле? – Райс поднимает голову от книги о древнем Египте и натыкается на испытывающий взгляд Вуда.
- Лили. Неужели тебе нравится встречаться с той, кто на самом деле не испытывает к тебе чувств? – его голос пропитан какой-то ленцой, будто бы его хозяин действительно заботится сейчас о друге. – Вы вместе уже год, я думал, ты очнешься раньше, но раз нет… Она ведь тоже заслуживает испытать истинную любовь.
По позвоночнику Габриэла бежит холод, в руках, кажется, вмиг застывает кровь, и Райс неверяще смотрит на друга.
- О чем ты…?
- Так ты не понял? – на секунду Чарльз прикрывает глаза. – Я же чувствую чужие силы, вижу их влияние на людях – словно краски на черно-белом полотне. Я вижу эффект твоей силы на Лили – она любит тебя только потому, что ты внушил ей это.
- Нет, - Габриэл мрачен, но тон не допускает сомнений. – Я контролирую это. Ни разу с тех пор я не терял над собой контроль, это невозможно.
- Вспомни, как ты мечтал о ней, - хмыкает Чарльз. – Я думал, ты никогда не сможешь говорить о чем-то еще. Ты был одержим ей практически с самого начала, и чем больше ты ждал, тем сильнее становилось нетерпение. Мы даже сейчас еще не можем сказать наверняка, что все под контролем, что уж говорить про тогда.


Ему 19, когда мир вновь намекает, что доверять ему не следует, что все, что ты любишь, может измениться по щелчку чьих-то пальцев. Габриэл так и не узнал, что тогда сказал Чарльз Лили, но несколько дней девушка избегала его, а потом, поймав в коридоре и так и не решившись поднять глаза, тихо попросила отпустить ее. Разве мог Райс поступить иначе? Он бы свихнулся, копаясь в себе и отделяя истинные чувства от фальшивых, но в тот же год партия отца наконец пришла к власти. В кабинете Тони Блэра Рэймонд Райс занял почетное место министра иностранных дел.
Жизнь не стояла на месте и не собиралась давать Габриэлу время все обдумать. Он не хотел говорить о Лили, отмалчиваясь на все расспросы семьи и стремясь с головой уйти в подготовку к экзаменам в вуз. Пробыв дома в районе месяца, младший Райс уезжает в Оксфорд. Древняя история всегда будоражила ум и кровь юноши, а потому именно на этот факультет пал его выбор. Студенческий городок был «обычным», а Райс отвык жить обычно. Он удивленно смотрел на смеющихся на улицах людей, ловил себя на мыслях о том, какая способность могла бы помочь тому или иному студенту в разных ситуациях, но каждый раз вспоминал, что они – обычные люди. А Габриэл Райс теперь никогда уже не сможет быть таким. Учеба занимала практически все время. Преподаватели требовали многого, и даже недюжинный багаж знаний Райса не всегда мог его спасти. Юноша вернулся к стрельбе, добавив к луку винтовку, неожиданно увлекся историческим фехтованием и с удовольствием посещал дополнительные курсы психологии и мировой политики. Здесь он был не одним из многих «одаренных» детей – он был сыном министра, а потому обязан был быть дружелюбным и улыбчивым. Репутация отца стоила слишком дорого, чтобы разрушать все то, чего тот за много лет достиг. С Райсом знакомились девушки, кокетливо стреляя глазами, ему протягивали руки парни, стремясь создать хотя бы подобие дружбы. И именно так мог назвать Габриэл эти отношения: подобие. Он посещал студенческие мероприятия, шутил, смеялся и общался со всеми желающими. Он мог найти общую тему для разговора практически с кем угодно, но ни один из этих людей не был интересен Райсу на самом деле. За непроницаемой маской дружелюбия стояло абсолютное равнодушие. С незнакомцами он был официален и учтив, к знакомым относился так, как те того заслуживают. Никто не мог упрекнуть Райса в бестактности или лжи, и эта маска лишь глубже врастала в кожу.
Летом после второго курса перед первым своим выездом на раскопки среди прочих писем Райс получил чрезмерно красивое, с фамильной печатью семьи, такое несвойственное Чарльзу. Он знал, что там увидит. Какое-то шестое чувство заранее осело в горле комком и отдалось дрожью в пальцах. Чарльз Вуд и Лили Мэй приглашали Габриэла Райса на церемонию бракосочетания. Он уехал на раскопки, запрещая себе даже думать о том, что где-то в северной Англии солнце играет на каштановых волосах.
Приближались новые выборы. Лейбористская партия сумела завоевать доверие и расположение народа, а потому мало кто сомневался в исходе голосования. Рэймонд Райс нисколько не сомневался тоже, но почему-то какой-то червяк изнутри подтачивал его нервную систему, заставляя вновь и вновь мысленно возвращаться к 1990. За 15 лет его сын успел стать магистром исторических наук, кандидатом в мастера спорта по стрельбе из лука, неплохим фехтовальщиком и психологом, разбирающимся в политике. Ни разу после выпуска из школы Габриэл не давал понять, что он чем-то превосходит других людей в своем окружении, ни разу Рэймонд не видел, чтобы сын использовал свои способности на ком-то. Почему же тогда сейчас в голове так ярко стоял тот год? Эта идея была плохой, и старший Райс отдавал себе в этом отчет. Габриэл перенял от него все лучшее, а потому прекрасно понял, что стоит за отцовским «Возможно, тебе стоит посмотреть мир?». Понял, но никак не выказал своего отношения к этой брошенной словно невзначай фразе. Ни мускул не дернулся на его лице, не потемнели серые глаза, как в детстве, когда Габриэл злился. Он лишь едва заметно усмехнулся кончиками губ и кивнул. Немногим позже также невзначай, улыбаясь матери, Габриэл проронил, что уезжает в Америку преподавать историю в один из так называемых приютов. «Это будет интересным опытом». Эмилия переводит недоуменный взгляд на мужа, но этого младший Райс уже не видит.
Разумеется, он выбрал Америку не из-за уникального преподавательского опыта, который он мог бы получить в любой другой стране, обладая рекомендациями своих учителей. Он решил уехать так далеко, когда в очередной раз с горечью осознал, что для отца он никогда не будет нормальным, никогда не будет действительно доверенным лицом. А сколько таких детей по всему миру? Сколько тех, чьи семьи отказались от них? Скольких не берут на работу? Скольких сломали подобные частные школы? Не всем же могло повезти так, как Райсу и деньгам его отца. До Туманного Альбиона доходили разные слухи, к сожалению, ни один из которых не вселял надежду на светлое будущее. «Зараженные» дети исчезали, бунтовали, убивали. Что-то зрело, и едва ли другие страны были в безопасности.

ХАРАКТЕР
❝Подытожим: все, что нужно, — это быть эгоистом. Хотя бы немножко. В противном случае ты и не живёшь по-настоящему, а в конце все равно умираешь. Вот так...❞

Габриэл Райс – человек, которого сложно описать в нескольких словах. Многим казалось, что они узнали этого мужчину, но правда в том, что никто из них так никогда и не понял, насколько неправ был. Райс – человек, воспитанный политиком, перенявший от него все самое хорошее. Он ведет себя подчеркнуто официально-нейтрально со всеми людьми, кого встречает. Благодаря развитой телепатии и знаниям психологии для Райса нет никакой проблемы «считать» человека. Куда проще общаться, зная все о своем собеседнике. Габриэл может улыбаться, смеяться и шутить, мысленно раздумывая, чем может быть полезен человек перед ним. Он никогда не опустится до оскорблений, предпочтя свести на нет всякое, даже секундное, общение. За маской дружелюбия очень немногие могли разглядеть настоящего Райса, каким он предстает только наедине с собой и в кругу близких. Лили и Чарльз знали его, но остались в далеком прошлом, о котором Райс не любит вспоминать, а посему сейчас круг близких исчисляется лишь самим Габриэлом. Как ни странно, ему вовсе не сложно поддерживать эту иллюзию, в какой-то мере он даже искренен.
Райс всю свою жизнь придерживается мысли «хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам». Мужчине гораздо проще взвалить всю работу на свои плечи и быть уверенным, что все будет сделано в точности так, как надо, чем контролировать выполнение этой работы кем-то еще. Габриэл никогда не был командным игроком (возможно, потому, что и команды у него, по сути, никогда не было), а потому привык полагаться только на себя.
Произошедшее с Лили испортило что-то хрупкое и нежное, что было в юношеской душе Райса. Что могло быть хуже, чем познать всю радость от любви и потерять ее по собственной вине? Тогда Габриэл не стал сомневаться в словах лучшего друга, а потом было уже слишком поздно. Несмотря на большую вероятность обмана (это Райс начал понимать только через год после случившегося и уверился после свадьбы друзей), какая-то иррациональная боязнь вновь привязать к себе человека против его воли остается в Габриэле, мешая тому заводить новые отношения. Впрочем, он не очень-то и стремился к ним, предпочитая учебу и саморазвитие. Ни разу больше он не чувствовал ничего похожего на ту бурю эмоций, что охватывала его с головой, когда он видел Лили.
Изрядно подпорченное доверие к людям окончательно доломал Рэймонд совсем недавно своим недоверием к способности сына усваивать жизненные уроки. Никогда Габриэл не стал бы вырывать победу партии отца с помощью телепатии, но разве можно справиться с живущим в каждом страхе? Обычный человек, даже если он твой отец, принявший тебя таким, какой ты есть, никогда не сможет полностью понять тебя и доверять тебе, потому что ты – другой, непредсказуемый, неконтролируемый, ты – как медленно догорающий фитиль, ждущий лишь своего часа, для них. Если семья боялась его, то что можно было говорить о ком-то еще?
Уверенность, целеустремленность и стремление к самореализации Габриэл пронес с собой через всю жизнь с самого детства. Он всегда шел к поставленной цели, невзирая на попытки жизни сбить его с пути, никакая преграда не была достаточно сильной. Властолюбие и стремление сделать мир лучше могут превращаться в адскую смесь. Для блага общества Райс может поставить на кон практически все, ведь чаще всего цель оправдывает средства. Этому его тоже научила политика.
Пожалуй, больше всего в жизни Райс ненавидит неопределенность. Неразрешенный вопрос с Лили грызет мужчину и по сей день, камнем вися на шее. Какой бы отвратительной и противной ни была правда, Габриэл предпочтет ее услышать, впрочем, это не означает, что сам он всегда говорит ее. Райс – мастер туманности и намеков, часто щедро приправленных сверху язвительностью и сарказмом.
Кто же такой Габриэл Райс? Мужчина, держащий в первую очередь себя в ежовых рукавицах, не позволяя эмоциям одерживать верх. Самоконтроль – его все, основа мироздания, на которой все строится. Чем больше Райс стремился контролировать эмоции, тем меньше их, настоящих, у него оставалось. У Габриэла не бывает перепадов настроения, у него не бывает вспышек ярости – его стабильное состояние можно описать одним словом «нейтрально». Да, его могут радовать или раздражать какие-то мелочи, но все это настолько несущественно, что эмоция не успевает даже закрепиться в мозгу. Казалось бы, вот оно – идеал, к которому мужчина так долго шел. Но вместе с силой эмоции принесли ему слабость. Адреналин, риск, хождение по краю – эти вещи все еще могут пробудить в Райсе интерес, заставляя присматриваться, выверять каждый свой шаг, вступая в игру.
Вкусы: запах цитрусовых, свежескошенной травы, воздуха после дождя и мокрой земли. Любит кошек и лето, ненавидит снег. Слушает альтернативный рок или металл, в одежде отдает предпочтение классике. Любит языки (свободно говорит на английском и немецком, немного знает французский и итальянский). Ненавидит алкоголь, потому что тот влияет на сознание, нейтрально относится к курению. Атеист, не любит заядлых оптимистов, поскольку они вызывают желание немедленно разрушить их уютный мирок;
Хобби: стрельба (лук, винтовка), саморазвитие во всех проявлениях, историческое фехтование, литература (особенно тема дьявола: может цитировать Данте, Гете и Марло), мировая история и политика, психология;
Мечты и цели: хочет оставить после себя что-то, стать известным и уважаемым;
Страхи: прожить жизнь зря.

СПОСОБHОСТЬ
❝— Не все контролируют свои способности.
— И не надо. Главное — осознать их. Это важно.❞

Телепатия (уровень δ) – способность читать мысли или же вкладывать нужные мысли в сознание другого человека.
Габриэл способен «включать» и «отключать» эту способность. Не настраиваясь на кого-то конкретно, Габриэл может слышать мысли людей в достаточно приличном радиусе, выцепляя из этого «фонового шума» что-то стоящее. Если же мужчину интересует конкретный человек, Райс настраивается исключительно на его мысли, опуская весь остальной фон. Он словно проводит нить между своим сознанием и сознанием другого человека. Эта связь позволяет Габриэлу беспрепятственно путешествовать по «голове» других людей, просматривая воспоминания, выясняя отношение к тем или иным вещам. Привнесение в сознание другого изменений требует повышенной концентрации. Чем дольше проводит Райс в голове другого, тем больше усилий он вкладывает в этот контакт. Если он сразу знает, что ищет и что хочет изменить, связь разрывается без каких-либо побочных эффектов с той или другой стороны. Если же пребывание в чужом сознании затягивается и требует усилий, Райсу желательно быть в одиночестве и тишине все время контакта. В особо тяжелых ситуациях способность имеет влияние на организм мужчины: его левый глаз краснеет, капилляры в нем лопаются, после чего Райс вынужден носить повязку, защищающую от солнечного света, до полного восстановления.
Для человека, в чьей голове копается Габриэл, его вмешательство никак не ощущается за исключением случаев, когда Райс намеренно раскрывает свое присутствие, желая сообщить какую-то информацию.
Райс способен читать мысли на постоянной основе, рискуя, впрочем, получить приступ мигрени к концу дня. Также за день он может провести 3-4 вмешательства в чью-то голову, зная, что его интересует, но только одно длительное погружение в день или два.

Черная дыра (уровень γ) — практически любое воздействие, направленное на владельца, словно пропадает, уходит в пустоту, рассеивается. Касание, удар, контакт с физическим предметом, воздействие физических сил и т.д. может пройти сквозь тело, не встретив препятствия. Так же любое ментальное воздействие, как то: телекинез, попытка прочитать мысли, вызвать галлюцинации, отдать приказ что-то сделать и т.п., - будто поглощается носителем, но не прибавляет ему сил, а растворяется без последствий.
Самым неожиданным в этой способности стал ее побочный эффект: она отражается на голосовых связках вплоть до полной потери голоса. Никто так и не смог объяснить Райсу, почему так происходит, но преподаватель в школе научил его накладывать специальные мази для ускорения восстановления и подарил специальный «воротник», позволяющий держать горло в тепле. Проявление способности никак не выражается внешне. Обладая телепатией, Райс блокирует свое сознания от вмешательства в мысли практически постоянно, поддерживая блок фоном. Выставляемый щит может поглотить 3 серьезных атаки, способных нанести тяжелые повреждения, и до 5 атак средней тяжести.

ИГРОК
❝— Вы человек иль демон?
— Я? — Игрок!❞

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Gabriel Rais (2018-07-04 10:20:54)

+3

2

Hе думаю, что для тебя это радостная новость, но ты тот счастливчик, что попал в наш приют. Можешь плясать от горя и вешаться от радости - ты официально с нами. Однако для полного принятия тебе следует обойти всю территорию от и до, мы же составили для тебя краткий список того, где стоит побывать. Следуй по указателям, друг мой.

ВHЕШHОСТИ

ПЕРСОHАЖИ

ИМЕHА И ФАМИЛИИ

ЛИЧHОЕ ДЕЛО

ЛИЧHОЕ ЗВАHИЕ

КОМHАТЫ

0


Вы здесь » SHELTER ME » Зачисленные » gabriel rais, 26 y.o.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC