ДАТА В ИГРЕ: 01.03.2005 — 31.05.2005.

SHELTER ME

Объявление

         
         
► В связи с превышением в количестве, набор в банду Шакалов временно закрыт.
         

0150 12
0510 18
0560 15
0280 15
                             
                   

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SHELTER ME » Зачисленные » wendy elizabeth turner, 17 y.o


wendy elizabeth turner, 17 y.o

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sh.uploads.ru/4M8Af.jpg

WENDY ELIZABETH TURNER
ВЕНДИ ЭЛИЗАБЕТ ТЁРНЕР

цукино усаги [сейлор мун] — tsukino usagi [sailor moon]

- и от деда я ушёл -
Cокращения: Бетси; Колобок; "Эй, та самая, которая побывала практически во всех бандах!"
Дата рождения: 13.12.1987; 17 лет;
Статус: одинокая учащаяся II класса;
Ориентация: демисексуальна;

Рост/вес: 167 см/ 52 кг;
Цвет глаз/волос: голубые/пшеничные;
Внешний вид:

у нее неприлично длинные волосы, которые струятся по плечам, спине и ногам, болтаясь завитыми кончиками где-то в щиколотках. По утрам у нее нелепо торчит челка. Иногда она думает, что ей не нужны такие длинные волосы, а потом все равно их оставляет. Она Рапунцель, которая никому не спускает косу.

у нее лицо сердечком и острые скулы, а на левой щеке ямочка. Ее видно, когда на пухлых губах цветет улыбка. У нее светлая кожа, но не бледная, нет. И невозможно большие глаза, задорно блестящие.

у нее хрупкое худое тело и острые коленки. Выступающие ключицы украшены контурными сердцами, которые черной краской вписались под кости. У нее худые руки и длинные пальцы, нелепо выглядящие на маленьких ладонях. Под ее грудью притаился самец березового шелкопряда, такой же контурный, как и сердца чуть выше, а под правой лопаткой выжжена морда шакала.

ПЕРСОНАЖ
❝по сусекам❞

Она никогда не здоровается и не прощается. Просто появляется и вот уже о чем-то говорит целый час, а ты и не заметил. О, она любит говорить, выдавая какие-то глупые факты, совершенно не в тему, своим звонким голосом, рассказывая последние сплетни, которым не верит, заговаривая язык, отвлекая. Она видит только хорошее и отрицает плохое. Условно выведенное кем-то плохое. В людях нет черни, она решила так думать, она решила в это верить. Убеждая в этом других.

Она шубутная, не сидит на месте дольше, чем от нее требуется. Любит движение, любит шум. Любит быть в центре, звеня металлическими браслетами на запястьях и громко заливисто смеясь. Она яркая, как солнце, греющая своими лучами, но без возможности заработать рак.

Она неуклюжая, наверное, даже слишком сильно, потому что ее коленки никогда не заживают, травмируясь снова и снова с каждым новым падением. Она не может носить короткие красивые платья и иногда грустит.

Она простая, как яичница. В ней не роятся сложные заговоры, она не устраивает козни, не строит цепочки сложных взаимоотношений. Если поковырять ее глаза, то они совершенно точно растекутся мерзкой массой. Нет ничего сложного.

От нее приятно пахнет хурмой и цветами апельсинов, и она до того забавно рассказывает истории по ролям, активно жестикулируя и иногда цепляя руками волосы, а те, словно того и ждали, тянутся за тонкими девичьими пальцами и расходятся крыльями. Она смешно морщит нос и в принципе весьма активна в мимике, зазывно дергая бровями и ужасно неуклюже подмигивая, почти моргая.




Приютские дети часто вырастают злыми на мир, или вступают в уличные банды, в попытке найти свое место под солнцем. Даже если оно будет криминальным. Венди не относилась к таким. Венди даже не умела шнурки еще завязывать, она лежала в комнате полной других детей, отвоевав себе долгими невнятными разговорами на языке понятном только детям койку у окна. Смотрела на свет фонаря и мечтала о том, что вот завтра ее родители прибегут и заберут ее домой. Что они не хотели ее отдавать, что это простая случайность.

Что ее любят.

Мечтала о замке для принцессы, кукле Барби и личном пони, таком же, которого она видела, прогуливаясь с остальными детьми. Девушка и ее пони ходили каждый день мимо их приюта и Венди влюблено смотрела им в след и верила, что ее родители обязательно купят такого же. Они ведь ее любят. Ведь любят же?

Но мечты о счастливом будущем были разбиты, растоптаны тяжелыми ботинками главы первой семьи, в которой побывала Венди. Не было пони, были Уолкеры. Венди тогда месяца три как исполнилось пять лет, был торт и ей даже дарили подарки. А потом ее забрали какие-то люди.

Они были обычными. Совсем простыми, таких толпы по всей Америке. У таких нет своих детей и они просто берут кого посимпатичнее. Но Венди узнала об этом лишь спустя время, долгое время любви матери, которая слишком уж опекала дочь, и тени отца в приоткрытой двери. Венди, мечтавшая об этом каждую ночь, проведенную в приюте, была счастлива. У нее есть замок для принцессы, потому что принцессой звали ее, а дом у родителей был огромный для маленького ребенка. У нее была своя комната, заваленная игрушками, сказками со счастливым концом и красивым одеяльцем, которым мама накрывала ее, перед тем как поцеловать в щеку. А еще на стене висел красивый ночник. Но у нее не было отца. Условно он имелся, даже в бумагах было указано, что мистер Уолкер существует, все по закону. Но Венди могла только представлять каким был ее отец, пропадающий на работе сутками, делающий все, чтобы его жена и дочь ни в чем не нуждались. Супер-папа с супер ремнем.

Они расстались, когда Венди исполнилось восемь. Словно они не смогли придумать, что же ей подарить на день рождения и решили, что можно просто вернуть обратно. Брак, не подошла по размеру. Венди была не против расставания с семьей. Ей иррационально больше нравилось в приюте. Где не было лишней опеки. Где не было папиного ремня.

Вторая семья была странной. Совсем не так, как первая. Набожные коллекционеры детей, которые заставляли склонять голову в молитве перед каждой тарелкой с ненавистной овсянкой и не давали сладкого. Пост, которого придерживалась вся семейка Доулер, сидел у Венди в печенках. А еще ведь была воскресная школа! Что за дикость. Жизнь в этой семье смутно походила на жизнь в приюте. Много детей, которые лапают твои игрушки и тебя, расписание и комната с кучей кроватей. И никто не захотел уступать ей ту, что стояла у окна. Венди хватило на полгода.

Странная фамилия Эйз, которая плохо сочеталась с ее именем, Венди не нравилось. И страшная мама-немка с отцом, чьи штаны постоянно норовили упасть с его бедер, показывая полоску трусов и совсем немного зад, тоже ей не нравились. Мать пила, пила много и часто, почти постоянно, упивалась в сопли слюни, и потом трупом отлеживалась до полудня, когда Венди возвращалась из школы. Отец был сантехником и тоже пил, в лучших традициях своей профессии, конечно же, и иногда их графики приема алкоголя даже совпадали. У них тоже не было детей, но они не были похожи на Уолкеров, совсем. Разве что, также не смыслили в воспитании детей, что совсем не мешало им этим заниматься, даром, что их взгляды на воспитание были несколько неординарными. Например, они научили Венди жулить в азартных играх и пить, ведь это такой важный навык. Особенно, если ты девочка из детского дома. Венди было невозможно жаль покидать их, ведь, не смотря на безответственность воспитания, Венди их полюбила. И пьяный хохот отца, и мать, уснувшую с бокалом в руке, разливая вино на пол. Не стоило звонить в полицию, будучи пьяной в стельку, но она ведь дочь своих родителей, держащая слово, которое дала, когда они уселись играть в "правду или действие". Сказала что сделает, значит сделает. Ей было десять и весело.

Венди часто встречалась с потенциальными родителями, эдакие семейные смотрины, которые заканчивались койкой у окна с ее инициалами, высеченными на металле изголовья. Четырнадцать лет. Больших детей не берут в семьи, Венди знает это, но все равно надеется на лучшее. Она всегда надеется. И ее действительно берут. Она не знает ничего о Тёрнерах, никогда не слышала эту фамилию от других детей. Милая мать, строгий отец, добрая бабушка и смешливый дедушка. И у них есть собака! Большая и слюнявая. А еще кот, который сначала шипит, а потом мурчит трактором, нежась на коленях. И их дом, он огромный!

Венди не ходила в школу, она прогуливала, слишком нагло и совершенно обоснованно. Венди проводила время с матерью, слушая ее истории с бывшей работы и обнимая свои колени. Мама инвалид третьей группы, мама сильная женщина, неудачно подставившаяся под удар по темечку. Отвратительная травма, постыдное положение. Но она не унывает и Венди учится у нее быть сильной и яркой. Венди ее уважает. У мамы мускулистое тело и она занимается спортом даже сейчас, когда ее зрение уже не ее. Отец более мягкий и он так сильно любит свою семью, посвящая всего себя ей, топя ее в своей любви. Он работает дома, чтобы присматривать за женой, мягко помогая ей, если в этом есть необходимость. Мама слепа уже несколько лет и привыкла, а Венди нет и из-за это случаются конфузы. А еще к ней прилипли ужасные привычки прошлых семей и она просто не может от них избавиться. Они въелись под кожу. А мама чует их и поэтому Венди часто бывает наказана. Но Венди не унывает, она заслужила, наказания лучше постов и овсянки. Тёрнеры лучшая из всех семья.

Венди все еще четырнадцать, она все еще не привыкла к слепоте мамы и шуткам шкодливого дедушки, который так ловко обыгрывает ее в шахматы каждый раз. Она полюбила эту семью. А еще в ней проснулась способность, которая не сразу была замечена. Она смешливо пародировала голоса, рассказывая по ролям какую-нибудь пьесу семье. Она меняла цвет волос совершенно непроизвольно, это не нравилось папе и он ругал ее. Сильно. А Венди даже не понимала, что происходит, почему она может делать это. Ей просто хотелось иметь длинные белокурые волосы, а не темные кудри. Ей хотелось яркие большие глаза, но никак не тусклые серые. И они у нее были, а папа ругал за то, что она носит цветные линзы.

Венди тогда доказывала свою правоту отцу единственным способом, о котором знала - криком. И она кричала, громко, что она не красит волосы, что в ее глазах нет линз. Кричала и едва не плакала, потому что он ей не в е р и л. Она была так сфокусирована на отцовском лице, высматривая малейшие изменения в мимике, ища признаки веры, что совершенно случайно скопировала его лицо. Его бакенбарды, узкие глаза с кругами под ними, густые брови, строго сведенные у переносицы и нос картошкой с маленькой родинкой прямо на кончике. Она знает, маме нравится эта родинка.

Папа не мог оставить ее в кругу любимой им семьи, с корнем вырывая ее из своего сердца, из дома. Он просто не мог оставить ее рядом с женой, ведь она... Она. Он считал, что так правильно. Так надо.

Но они все равно виделись. Он приезжал. Мама писала письма его рукой.

Приютская жизнь привычна. Приютская жизнь родна. Венди решила, что просто обязана попробовать в этом месте все. Побывать во всех семьях, как побывала во многих там, за стенами этого места. Потому что это так интересно, так весело, а Венди любила веселиться. И любила что-то новое.

Первыми, кого она нашла стали Шакалы, Венди, буквально под ручку прогуливаясь с их вербовщиком, вербовала сама себя. Но продержалась недолго, досадный промах с выбором. Она со смехом кого-то пугала, не могла иначе, она пила и пила в большой компании с ожогами меток на самых разных местах - ей, а давайте дефиле меток устроим - сидела дольше всех, потому что у нее лучшие в мире учителя и черта с два кто-то окажется круче семейки Эйз, но все равно ушла, махнув на прощание платочком и слезы утирая белым хлопком. Пока-пока, щенки.

Они ей не подходили, хоть она и успела сдружиться с ними. И они ее не отпускали так легко. Мстили, караулили, били. Нельзя просто так взять и уйти из Шакалов. По крайней мере, не ото всех.

Это было так похоже на смену семей, так чертовски похоже. На ушедших всегда злятся.

Следующей целью Венди стали Львы. Будем модными, будем в центре. Венди любила, быть в самом центре внимания, забираясь в гущу событий. Нет проблем со вступлением, есть проблемы с Шакалами. Они не оставляют Венди в покое. Особенно в другой банде. Ее считают предателем, ее считают шпионом. Львы не доверяют, Шакалы бьют, Совам плевать, папа качает головой, смеются Жуки. Венди меняет клуб. В какой уже раз? Где она еще не была?

Стань частью пирамиды группы поддержки, тебе понравится. Упс, ошибочное суждение.

Со Львами становится тяжело, они давят плитой на плечи, упираются острыми коленками в спину. И Венди уходит.

Опять.

Она продержалась еще меньше, чем в Шакалах.

Ее снова ловят под лестницей.

- Эй, вы слышали новость?
- Она опять банду поменяла?
- Делаем ставки.

Попасть к Совам было тяжелее всего. Пришлось выгрызать эту возможность зубами, доказывая им всем, что она достойна. У нее есть способности и они пригодятся. Кто-то заметил, кто-то поверил, кто-то снизошел до хрупкого птенчика. На этот раз Венди поменяла не только банду и клуб, Венди переехала в другую комнату, сбегая от прошлых друзей. Смена королевств, смена армии, новые носки. Старые Шакалы. Мама пишет письма, но не приходит, папа хвалит ее за успехи в учебе и говорит, что приведет маму. В следующий раз.

Она становится звездой. Легендой, сменившей почти все банды. До нее еще никто не совершал такой подвиг, казалось, никто не решится сделать это и после. А Венди не считает эти переходы чем-то особенным, она ищет своё место и ей просто весело. Новые интересные люди, новые связи.

Но она в центре и ей н р а в и т с я. Ее лицо сияет.

Шакалы почти остыли и их нападок стало меньше. Наигрались.

Тотализатор. Ставки. Сколько она выдержит на этот раз?

Почти полгода.

Венди снова меняет банду. Угадайте на какую. Жуки, Жуки или Жуки. Слишком сложный выбор, надо взвесить все "за" и "против". Ей просто ничего не подходит, она думает, что Жуки не подойдут тоже. Она пробует, потому что за это в приюте не бьют - хаха, как иронично. Они смеются, она меняется. И снова другая комната, снова другие соседи. Эти ей нравятся чуточку больше. Сильно больше. С ними легко и приятно. Они много шутят, они живут, они делятся. После Сов можно расслабиться и ее оценки становятся хуже, и папа снова качает головой, он разочарован, он просит ее учиться усерднее.

Она обязательно попробует.

У нее много врагов и есть друзья. Кажется, она собрала всех, кого только могла. Каждого человека в этом месте укутала своим светом, и какая разница, что не всем нравится. Она все равно л ю б и т всех.

Жуки защищают и справляться с нападками проще. С Жуками весело и внезапным громом в небе появляется вторая способность. Она и нравится, и нет. Венди слишком нужны блокаторы, потому что много обмороков, и она их просит, становясь на время обычным ребенком. Ей нравится быть обычной и она смеется гораздо больше. Приезжает мама и они долго обнимаются, Венди скучала и с силой вжимается в крепкое тело мамы, пряча красные глаза в изгибе ее шеи и роняя слезы. Она плачет только при маме, потому что папа оставил их наедине. Им много о чем надо поговорить, а он не хочет мешать. Мама просит не шалить и говорит, как сильно ее любит. Венди обещает, что постарается, стискивая крепкую руку в своей маленькой ладони.

Она начинает прогуливать, потому что ей нужно много отдыхать из-за неконтролируемых всплесков новой способности. Потому что больше не пьет блокаторы.

Венди не шалит, совсем не шалит и уходит из Жуков. Но с ними легко, они не бьют, не язвят, и даже не начинают воротить нос, они просто отпускают, с улыбкой говоря, что она всегда может вернуться. Венди не вернется. Они знают. Она сменила четыре семьи там, сменила четыре здесь. А еще слишком много клубов, наверное, все и теперь не состоит ни в одном. Ей хочется больше свободы и поиграть в шарады. А еще... Она слышала про пятую банду, банду-Шредингера. И ей лю-бо-пыт-но, она хочет попробовать. Осталось только одно - найти вербовщика Теней, но она даже не представляет, как это провернуть. И есть ли Тени на самом деле.

Детективное агенство. Срочно нужны охотничья шляпа и лупа.

СПОСОБHОСТЬ
❝пистолет из пальцев
пиф паф❞

Полиморфизм (бета)

для смены внешности нужно увидеть объект хотя бы раз в живую, в идеале побывать в непосредственном контакте с целью или получить его ДНК. кутикулы волос ее устроят, она не против съесть какую-нибудь дрянь.

меняя внешность полностью, она словно сбрасывает с себя кожу, линяет змеей, оставляя в ногах теплую массу из эпителия и зубов, обрастая новыми. это долго, это больно, это не к р а с и в о. полная смена внешности занимает почти два часа. два часа перестройки тела, изменения костей и мышц, обрастания новой кожей.

не обязательно так страдать, чтобы изменить какую-то часть себя (лицо, цвет волос или глаз, голос), лишь чтобы поменяться полностью.

слабость после превращения туда-обратно, словно выжатый лимон, держится, пока организм не восполнит энергию сном, минимум в восемь часов, и плотной трапезой. кровавая рвота от перенапряжения и фантомные боли не редкость среди побочных эффектов.

итого. чтобы стать кем-то другим на пару часов, надо потратить все двенадцать. И почти сдохнуть от боли.

Вдохновение (альфа)

передача положительных эмоций и воодушевления происходит настолько неконтролируемо, что не редки приступы от превышения предела, который сейчас крайне мал.

она чувствует человека, вот просто ощущает его эмоциональный план, вливая в него, как из сосуда в сосуд, коктейль положительных эмоций. объект, на которого направлена способность, чувствует прилив сил, легкую эйфорию и желание творить. прямо сейчас пойти и нарисовать на асфальте мелками рыцарский турнир или сделать замок из песка, написать детскую книжку или испечь трехслойный торт.

пока невозможно контролировать силу способности, а потому не редки слишком частые и сильные выбросы, истощающие организм. после них необходимо восполнить запас энергии любыми возможными способами. не редки обмороки, анемия, тремор рук.

ИГРОК
❝от лисы не уйдешь❞

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Пост:

Пост

Спроси сейчас кто у Ванды, когда она последний раз нормально спала - та не вспомнит. Это было задолго до этого незапланированного переселения во владения Ренди, когда она была той самой скучной и не выдающейся, какой, на самом то деле, являлась и сейчас, просто сейчас она была чуть особеннее или, что вероятнее, невезучее. Человек удачливый точно не попадет в это место, его бережет колесо фортуны от невзгод. А хуже Берии не может быть ничего. Даже сильно напрягаясь, сложно представить что-то более хреновое, чем этот неебически волшебный мир исполняющий прихоти какого-то поехавшего мальчишки, которого явно не любила мамочка.

Она отметила, что который уже раз приходит куда-то совершенно не запоминая дороги и не соображая зачем вообще куда-то пошла. Зачем выбралась из своей норы в мир. Она ведь крыса, она должна сбегать первая, прятаться по углам и трястись осиновым листом. Прятаться, а не ходить по темному парку, нагоняющему страх и без участия Ренди. Ванда всегда была трусихой, пугаясь даже шороха, издаваемого кошкой при свете дня, что уж говорить о ночи в окружении таких пугающих клоунов, призывающих веселиться, а на деле заставляющих ее шумно сглатывать быстро собирающуюся во рту слюну, вязкую и мерзкую на вкус - она слишком давно не ела - да и трясущиеся поджилки уверенности не придавали.

Она могла встретить здесь кого угодно, просто кого угодно, даже насильника-убийцу, который чудом перенесся из тюрьмы в мир свободный и почти прекрасный, если бы не всякого рода игры, но встретила она Верле, крайне недовольную этой встречей Верле, которая восседала на лошадке. Почти принцесса на белом коне, только вот не для нее - Ванды - эта принцесса была уж точно.

Ванда молчала, на самом деле, на каждый вопрос, сказанный этим волшебным и чертовски раздраженным голоском, она отвечала тишиной. Ну или почти на каждый. Она боялась говорить при Верле, потому что та такая волшебная, красивая, идеальная, а Ванда... Ванда серое пятно, бельмо на чьем-то глазу. Ванда простая, такую не заметишь в толпе, даже если будешь знаком с ней с юных лет. Она просто не запоминается, как стюардессы в дешевых авиакомпаниях, задача которых просто принести еду и напитки, да показать что и как делать в аварийной ситуации. Сколько не летай, все равно не вспомнишь лицо ни одной из них. То ли дело лакшери компании, где каждая, как на подбор. Будто моделей набирают на работу. На таких смотреть приятно, глаз радуется. Вот на Верле было приятно смотреть, в ней не было изъянов для розовых очков влюбленной девчонки.

Ванда кусала губы и не отвечала, молчала, словно ей язык вырвали. Ничего нового, боялась. Она готова была пойти вон в ту дальнюю комнату смеха с огромным клоуном над входом, лишь бы не отвечать сейчас Верле, такой раздраженной и от того еще более привлекательной. Иногда, бессонными ночами, которых было несчетное количество в ее жизни в общем и в Берии в частности, Ванда лежала на кровати, смотрела в потолок, сейчас в ее комнатушке побелка потрескалась и витиевато извивалась трещинами по белоснежной пелене, она часто бродила взглядом по этим трещинам и думала о Верле. О ее хрупких плечах и тонких запястьях, красивых больших глазах и темных губах. О той грации, которой пропитано каждое ее движение. Порой ей казалось, что она где-то случайно выпила приворотного зелья перед встречей с Фолхерт, а иначе как объяснить эти чувства?

Первая любовь бывает так зла порой.

Влюбиться в кого-то настолько прекрасного, когда ты уродлива до невозможности, да еще и калека. Да, то самое, чего не хватало Ванде в жизни. С ее лягушачьим ртом и мерзкими веснушками. Кривыми ногами, скобами на зубах и путанными волосами. Она даже бровями не занималась, считая, что это бессмысленно, ведь все равно никто не обратит на нее внимание, так зачем?

И правда.

- Я не слежу за тобой, если ты об этом, - неловко поежившись, пробубнила себе под нос Ванда. Мать часто с ней ругалась из-за этой дурацкой привычки. Она всегда говорила так, когда не хотела, чтобы на нее злились, какой-то задней частью понимая, что делает этим бубнежом только хуже, но ничего не могла с собой поделать. Это как прилипшая песня, от которой избавиться невозможно, или слово-паразит. Ужасно раздражает, но что она могла сделать? Измениться? Пересилить себя? Слишком сложно.

Она боялась, что у нее не получится.

Пробовать страшно.

Отредактировано Wendy Turner (2017-11-24 17:34:27)

+4

2

Hе думаю, что для тебя это радостная новость, но ты тот счастливчик, что попал в наш приют. Можешь плясать от горя и вешаться от радости - ты официально с нами. Кажется, ученики нашего приюта положили на тебя глаз, тебе следует быть аккуратней в темных закутках приюта, эти дети - настоящие монстры. Однако для полного принятия тебе следует обойти всю территорию от и до, мы же составили для тебя краткий список того, где стоит побывать. Следуй по указателям, друг мой.

ВHЕШHОСТИ

ПЕРСОHАЖИ

ИМЕHА И ФАМИЛИИ

ЛИЧHОЕ ДЕЛО

ЛИЧHОЕ ЗВАHИЕ

КОМHАТЫ

0


Вы здесь » SHELTER ME » Зачисленные » wendy elizabeth turner, 17 y.o


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC